Они спешат: кто стоит за спиной у Савченко

Пресс-конференция Надежды Савченко, в ходе которой Герой Украины и парламентарий объявила о голодовке с 3 августа и сделала ряд резонансных заявлений, не только ускорила девальвацию образа “народной героини”.

Она свидетельствует о том, что люди, стоящие за спиной у Савченко, спешат. Объявление голодовки ради борьбы за освобождение пленных отдает фарсом.

Когда Савченко объявляла ее в российской тюрьме, это воспринималось как проявление силы духа, во многом способствовало ее превращению в символ сопротивления Украины российской агрессии. Но объявление голодовки на пресс-конференции в центре Киева, на телевизионные камеры, с потоком упреков в адрес украинской власти (преимущественно популистского толка) — фарс, причем низкопробный.

Савченко и ее кукловоды (их наличие становится все более очевидным) проигнорировали тот факт, что украинская сторона предлагает обмен по формуле 50 сепаратистов на 25 украинских граждан, но в ОРДЛО от него отказываются давно и настойчиво. Призыв первыми отпускать пленных, чтобы спровоцировать ответные действия боевиков, поражает своей близорукостью. Впрочем, это далеко не все сенсации от Надежды Савченко.

Она, путая понятия “анклав” и “конклав”, зачитала по бумажке формулу замысловатой конституционной реформы, за которой слишком хорошо заметны юридические наработки Виктора Медведчука. Знакомство с ним Надежда отрицает, что вполне может быть правдой. Сотрудничать или нет с боссом “Украинского выбора” — личный выбор каждого парламентария, однако продвигать заведомо популистские предложения, по меньшей мере, безответственно. Савченко продемонстрировала не только умение читать с бумажки, не слишком котирующееся среди политиков с самым высоким рейтингом доверия в стране (согласно июньского опроса КМИС). Она показывает вопиющую непоследовательность, то выказывая готовность быть президентом с диктаторскими полномочиями, то ратуя за низведение президентских полномочий до представительских функций.

Подобные политические пируэты в современном обществе не проходят бесследно и больно бьют по рейтинговым позициям.  Член фракции “Батькивщина” подчеркнула, что высказывает собственную политическую позицию, не согласованную с коллегами, и еще не решила, оставаться ли ей дальше в “сердечных” рядах. Сергей Соболев вдогонку откровениям соратницы по фракции был вынужден мобилизовать весь свой политический опыт, дабы сгладить ситуацию. Возможно, кому-то это покажется достаточным, но молчание Юлии Тимошенко, ее вооруженный нейтралитет в отношении Надежды Савченко кажутся отсутствием позиции. Похоже, “Батькивщину” настигла кармическая расплата за заочное использование тогдашней военнопленной как локомотива для преодоления 5-процентного барьера осенью 2014 года на досрочных парламентских выборах.

Главари сепаратистов уже успели отыграть недавние пасы Надежды Савченко относительно готовности вести с ними переговоры. Но это не все — 2 августа парламентарий заявила, что успела побывать на оккупированных территориях, и готова вести переговоры об освобождении пленных. Подобная “художественная самодеятельность” выглядит неслучайной, Савченко с подачи своих кукловодов давит на болевые точки общества излишне прицельно. Впрочем, шараханье Надежды Савченко имеет и положительный эффект. Во-первых, оно демонстрирует правоту давней истины “Не сотвори себе кумира”.

Во-вторых, показывает, что люди, являющиеся операторами поведения Савченко, спешат, стремятся ускорить процесс разворачивания в Украине мощного политического кризиса. Он, по здравому размышлению, не только дешевле полномасштабного наступления боевиков на Донбассе, но и меньше ударит по имиджу России в мире. Гибридная агрессия проявляется и в подобных формах, об этом необходимо помнить. Судя по всему, во время пребывания Савченко в заключении ее тюремщики просчитали ее психотип, а потом умело напичкали ее специально подобранной информацией.

Таким был асимметричный ответ на превращение украинской военнопленной в символ сопротивления российской агрессии и нарастающее давление со стороны цивилизованного мира с требованием освободить Надежду. После возвращения в Киев ее окружили правильно подобранными и неброскими советниками, позволяющими обеспечивать “тонкую настройку” политических заявлений. Результат — налицо.

Источник

   

Залишити коментар

Кометарі