Порошенко пытается договориться с военными, чтобы они его не вынесли – Касьянов

Президент съездил на войну, подписал указ о демобилизации, и сделал селфи с солдатами.

На моей памяти это уже четвертый вояж верховного главнокомандующего на фронт.

Первый раз он приехал в Изюм в статусе кандидата в президенты; и тогда нас – волонтеров в лагерь не пустили.

Второй раз прилетел на “освобождение Славянска”; когда мы два часа ждали на блок-посту 3″А”, пока его величество соизволят поехать обратно в Изюм, потому что 40 километров дороги до Славянска были полностью блокированы десантниками 95-й бригады и бойцами УДО.

Третий раз президентский кортеж на огромной скорости обогнал нас на подъезде к Харькову, когда наши войска только вырвались из Дебальцево.

А через три часа, когда мы въезжали в Артемовск, кортеж уже мчался обратно – сразу после того, как президент объявил о нашей очередной великой победе, и сфоткался с бойцами.

Для большей части народонаселения страны каждый визит верховного на фронт – подвиг.

Для людей, воспринимающих войну через экраны телевизоров это неудивительно. Это для них президент сделал всё возможное, чтобы “отделить войну от общества и экономики”.

Президент был на войне не для инспекции нашей обороны; не для планирования наступательных операций – он в этом ничего не понимает; и не для подписания указа о демобилизации. Петр Алексеевич хотел заручиться поддержкой военных и ветеранов на случай неблагоприятного сценария развития событий.

Собственно говоря, благоприятного сценария нет. Путин поставил дедлайн – до середины августа завершить законодательное оформление внедрения раковой опухоли лнр/днр обратно в Украину. Для верности кремлевских карлик усиливает военное давление, демонстрируя решимость прибегнуть к куда более радикальным действиям на востоке.

Путин вполне может провести против нас маленькую победоносную (так он думает) войну силами украинских коллаборационистов, сведенных в т.н. 1-й и 2-й армейские корпуса оккупационных войск.

В этом случае потери регулярных подразделений РФ будут незначительными; никто в России их не заметит, а всеобщее ликование – в случае победы – Москве обеспечено.

Путин понимает, что блеф в мировой политике только тогда чего-то стоит, когда он время от времени оборачивается кровью.

Если Украина не уступит, он должен будет начать войну, чтобы показать всему миру, что они имеют дело не с дворовой питерской шпаной, а с решительным политиком, с мнением которого надо считаться.

Войны Петр Алексеевич отчаянно боится. Легализовывать лнр/днр тоже не хочет, опасаясь, что его вынесут. И чтобы не вынесли, пытается договорится.

Юрий Касьянов

 

Залишити коментар

Кометарі