Вас, любящих Путина, никак нельзя назвать патриотами России. Вы – беда России

Хочется ответить тем, кто называет противников Путина русофобами, фашистами и предателями, а так же тем, кто искренне недоумевает, почему можно не любить Путина.

В августе 2000 года, когда произошла трагедия “Курска”, мне было 16 лет. Мы с родителями были в Крыму в Форосе, куда мы с некоторых пор ездили каждое лето.

(Не знаю, когда кому-то из нас придется там побывать снова, после того как Крым “освободили” от подобных нам “бендеровцев”…).

В то время не было интернета, и мы все узнавали из редких выпусков новостей и из газет, в которых информация появлялась с опозданием на три дня.

Я тогда о Путине ничего не знал, не интересовался им и относился к нему совершенно нейтрально. Все ждали, что президент России сейчас поставит всех на уши, использует все средства и возможности, чтоб спасти моряков, оказавшихся в плену затонувшей подлодки. В новостях передавали, что локаторы улавливают стук, и что по крайней мере часть моряков жива.

Но Путин отдыхал в Сочи и не собирался прерывать свой отпуск. Думалось: наверное, это значит, что все не так страшно, и даже без него справятся.

Потом появились норвежцы или шведы, которые предложили помощь. По сообщениям из новостей у них было какое-то сверхсовременное оборудование, которого нет у России.

Но от их помощи отказались, мол, у нас и так все под контролем.

Казалось, все будет хорошо! Раз все под контролем, помощь не нужна, а президент загорает на пляже и не беспокоится. Каждый день мы все просыпались и бежали к телевизору – подняли? спасли?

Но ничего не происходило, и через несколько дней всем стало ясно, что надеяться уже не на что. Впервые в жизни я столкнулся с ощущением такой беспомощности, безнадежности, невероятного страха. Каково это – быть похороненным заживо на дне моря, умирать, задыхаясь в темноте?….

А потом приехал из Сочи Путин и сказал, что было сделано все возможное, но никого спасти не удалось.

По телевизору поставили песню Высоцкого “Спасите наши души”.

Вся наша семья плакала от ужасного горя.

Мы – “русофобы” и “фашисты” – плакали, а теперешние “патриоты России”, похоже, совершенно забыли об этой трагедии.

А еще тогда я впервые столкнулся с таким удивительным враньем и лицемерием: “все под контролем”, “помощь не нужна”, “президент решил не прерывать отпуск”…

А потом было интервью Путина, когда на вопрос Ларри Кинга “Что случилось с Вашей подлодкой?” он с ухмылочкой ответил: “Она утонула.”

А потом были убитые горем вдовы и матери моряков, приехавшие в Видяево посмотреть Путину в глаза, и его знаменитое: “Набрали шлюх за 10 долларов!”.

Моя ненависть к Путину первоначально никак не была связана ни с Украиной, ни с политикой в целом. После одного только “Курска” для этого человека слово “х*йло” звучит слишком мягко, слишком по-доброму.

А это было только начало его правления. За “Курском” последовали отравленные газом заложники в театре на Дубровке, застреленные дети в Беслане, сожженный Грозный, аресты и убийства оппонентов, уничтожение всех свободных телеканалов, запреты политических партий, отвратительная комедия с “преемником” и “выборами” и бесконечное вранье, вранье, вранье….

Очень часто мне приходится слышать страшную глупость: “Если ты против Путина, то ты против России.” А что тогда означает быть “за Россию”? Называть убитых горем людей “шлюхами”? Превозносить подонка и убийцу? Гордиться ничтожеством? Приветствовать насилие и репрессии?

Нет уж, вас, любящих Путина, никак нельзя назвать патриотами России. Вы – это беда России. И войну Украина ведет не с Россией, а с бессовестным холуйством, бездушием и идиотизмом.

Источник

 

Залишити коментар

Кометарі